Национальное размежевание Средней Азии

Тема возникновения Кыргызстана как независимого государства и его выделение из состава Туркестана является весьма мифологизированной, так как этот процесс прямо и неразрывно связан с деятельностью советской власти и социалистами. Говорить об этом прямо сегодня не любят, по понятным причинам, а потому весьма хорошо отражённая в исторических источниках картина возникновения кыргызской государственности, ныне становится полем для спекуляции политиков, ангажированных историков, националистов, либералов и самых обычных маргиналов. Красноречиво об этом факте говорит ряд весьма и весьма живучих мифологем о «кыргызском государстве от Алтая до Афганистана, разрушенного большевиками», или «богатых и счастливых вольных скотоводах, у которых всё отобрала советская власть».

Бороться с мифами можно только при помощи знания. Потому КЫРГСОЦ публикует ранее не оцифрованную статью историка И. Ходорова «Национальное размежевание Средней Азии» где даётся краткий и весьма яркий по стилю обзор очевидца событий стремительно идущего процесса создания молодых национальных республик и его характерных, в первую очередь экономических, особенностей. Впервые статья была опубликована в историческом журнале «Новый восток» в 1925 году и затрагивает период с 1917 по 1924 годы.

Редакция КЫРГСОЦ


Этнографическая карта Средней Азии чрезвычайно пестра. На тер­ритории Туркестана живет более двух десятков различных народностей, причем наряду с компактными группами однородного этнического состава сплошь и рядом попадаются небольшие островки национальных меньшинств. Эта пестрота национального расселения находит себе объяснение в исторических судьбах Средней Азии. Через этот край на протяжении многих веков проходила большая историческая дорога, соединявшая Ближний Восток с Дальним. Нет ничего удивительного в том, что беспрерывные передвижения народов в разных направлениях вели к смешению различных этнографических групп, в результате чего в некоторых местах образовалась этническая мешанина, которая на местном языке называется ералаш или курама, что значит сброд, смесь кавардак.

Когда в Среднюю Азию пришли русские, то при проведении границ в крае меньше всего принимались в расчет соображения национального состава населения. Главным критерием при начертании границ были соображения военно-стратегические. Так, в 1873 году, при проведении границы между Туркестаном и Бухарой, была дана директива провести ее на девять верст1Здесь и далее 1 верста = 1066,8 метров (прим. ред) южнее того пути, по которому двигались русские войска во время похода на Хиву. Здесь преследовалась цель обеспечить русские владения достаточным количеством колодцев. Линия, прове­денная таким образом, разрезала единую территорию, на которой жили киргизы2Здесь и далее киргизами автор называет современных казахов (прим. ред) и узбеки, на две части, из которых одна отошла к России, а другая — к Бухаре. То же явление имело место, когда проводилась граница между Туркестаном и Бухарой в районе реки Зеравшана, а также и при определении восточных и западных границ Хивы. Таким образом, и без того достаточно спутанная национально-этногра­фическая карта Средней Азии была еще более осложнена в результате мероприятий военно-политического характера.

К началу революции Средняя Азия в административно-политическом отношении состояла из Туркестанского генерал-губернаторства и двух вассальных ханств: Бухарского и Хивинского. Эти ханства про­существовали недолго после революции. В конце 1919 года установилась советская власть в Хиве, а в сентябре 1920 года — в Бухаре. Но свер­жение бухарского эмира и хивинского хана не означало ликвидации тех государственных образований, во главе которых они стояли. Бывшее Туркестанское генерал-губернаторство превратилось в совет­скую социалистическую республику, Бухара же и Хорезм стали народ­ными советскими республиками.

Такое решение национально-политической проблемы Средней Азии вызывало возражения. Так, в 1920 году киргизские работники подняли вопрос о выделении туркестанских киргиз. Это стремление нашло себе отражение в декрете ВЦИКа РСФСР от 1 сентября 1920 года, учредившем автономную Киргизскую республику3В Киргизскую республику этого периода входил южный Казахстан и территория современного Кыргызстана (прим. ред). В пункте 2-м этого декрета говорилось: «Включение в состав Киргизской республики кир­гизской территории, ныне входящей в состав Туркестанской республики, происходит по волеизъявлению населения этих областей».

В 1921 году работники Хорезма поставили вопрос о расчленении Хорезмской республики на две области: Туркменскую и Узбекскую. Комиссия ВЦИКа по делам Туркестана, работавшая в то время, при­знала серьезность вопроса, но постановила не решать его отдельно от других национальных вопросов в Средней Азии.

В 1922 году аналогичное ходатайство возбудили кара-киргизы4Здесь и далее кара-киргизами автор называет кыргызов (прим. ред), и декретом Туркцика (от 2 апреля 1922 года) была образована особая горная область в составе нескольких уездов Джетысуйской и Сыр-Дарьинской областей.

К этому времени вопрос уже приобрел актуальность. В феврале и марте 1924 года решения о национальном размежевании Средней Азии были приняты центральными комитетами коммунистических пар­тий Бухары, Хорезма и Туркреспублики, а 13 апреля того же 1924 года решения национальных партий были одобрены Средазбюро Центрального Комитета РКП.

В течение лета 1924 года над делом национального размежевания Средней Азии работал ряд комиссий. К осени предварительная разра­ботка вопроса была закончена, и 15 сентября решение о размеже­вании было принято специальной сессией Туркцика, а 18 сентября — всебухарским курултаем. Отсюда вопрос был перенесен в центр. После обсуждения во ВЦИКе РСФСР, 24 октября 1924 года, вопрос слушался ЦИКом СССР, который принял следующее решение:

«Заслушав доклад: 1) о постановлении 5-го всебухарского курултая и центрального исполнительного ко­митета народной Хорезмской Республики, выразивших волю населения Бухары и Хорезма об объединении их с единоплеменниками, населяющими Туркестанскую авто­номную советскую социалистическую республику, и о вхождении вновь образуемых государств на договорных началах и качестве союзных республик в Союз ССР и 2) о постановлении центрального исполнительного комитета Туркестанской автономной советской социали­стической республики и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о разделении Туркестанской автономной советской социалистической республики по принципу самоопределения национальностей на респу­блики: Узбекскую советскую социалистическую респу­блику с автономной Таджикской советской социалисти­ческой республикой, Туркменскую советскую социали­стическую республику, Кара-Киргизскую автономную область, входящую в состав РСФСР, и о присоединении киргизской части Туркестана к Киргизской автономной советской социалистической республике, входящей в со­став РСФСР, 2-я сессия Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР подтверждает, что свободное волеизъявление трудового народа является высшим законом, и поручает Президиуму ЦИК Союза ССР осуществить оформление вновь образующихся республик в Средней Азии, согласно решений съездов советов этих респу­блик».

В декабре 1924 года были проведены на местах в Средней Азии учредительные съезды советов, положившие основание новым государ­ственным образованиям. Последним же этапом в оформлении националь­ного размежевания явился III Союзный Съезд Советов, санкционировав­ший реформу в мае 1925 года.

Территория Средней Азии до национального размежевания имела протяжение в 1 527 365 кв. верст. В результате реформы из Средней Азии выделились Туркестанская Киргизия с территорией протяжением в 600.964 кв. версты и Кара-Калпакия с территорией в 103 349 кв. верст. Таким образом, после размежевания, Средняя Азия имеет территорию протяжением в 823 062 кв. верст.

Это пространство распределяется между республиками следующим образом:

Туркменистан 367 776 кв. верст
Узбекистан164 150
Таджикистан120 600
Кара-Киргизия 170 536
Итого 823 062 кв. версты.

Из таблицы видно, что наибольшую площадь занимает Туркмени­стан. Однако, надо иметь в виду, что значительная часть территории Туркменистана занята песками и пустынями. Узбекистан, образующий вместе с Таджикистаном одно государственное целое, имеет территорию в 284 750 кв. верст. И на этой территории много необитаемых земель, главным образом, на Памирах. Но зато в Узбекистане находятся и наи­более плодородные и густонаселенные части Средней Азии — сюда относится Фергана и долина Зеравшана. Что касается Кара-Киргизии, то в этом гористом районе населенной является лишь часть территории.

Вопрос о проведении границ между новыми национально-государ­ственными образованиями был наиболее трудным во всей работе по раз­межеванию. Эти трудности обусловливались, главным образом, тем, что этнографические границы не выявлены рельефно, а население пере­мешано и сплошь и рядом попадаются пятна национальных меньшинств.

При проведении границ стал вопрос о том принципе, на основе которого должна проводиться эта работа. Выбирать приходилось между принципами национально-политическим и экономическим. Национально­ политический принцип исходил из национального состава и начала единства территории. Этот принцип брал за основу преобладание той или иной национальности, живущей компактной массой на данной тер­ритории, и исключал возможность каких-либо территориальных переры­вов. Экономический принцип состоял в проведении границ таким обра­зом, чтобы принималось во внимание направление экономического тяготения, начертание путей сообщения, наличие ирригационных си­стем и т. д.

Из этих двух принципов в качестве основы для размежевания взят был принцип национально-политический — и лишь в отдельных случаях делались отступления для принципа экономического. Обстоятельство это привело к тому, что у новых государственных образований оказалось много общих экономических интересов и задач.

В основных чертах размежевание определилось таким образом, что к Кирреспублике (ныне Казакистану) отошли большие части Сыр-Дарьинской и Семиреченской (Джетысуйской) областей. В состав Узбе­кистана вошли Фергана, Самаркандская область, большая часть запад­ной Бухары, юго-восточная часть Хорезма и южная часть Сыр-Дарьинской области (с Ташкентом). В Таджикистан вошли: восточная Бухара и Памиры. Наконец, Кара-Киргизия была образована из южной части Джетысуйской области, восточной части Ферганы и северной части Памиров.

Проведение границ, в основном законченное, оставило несколько спорных вопросов. Среди них наиболее важным является вопрос о районе города Ташкента. Ташкент лежит на небольшом и узком узбекском мысе, довольно глубоко вдающемся в сплошное киргизское море. На этом ос­новании киргизы претендовали на включение Ташкента и всего его района в состав Казакистана. Впоследствии киргизы отказались от претензий на Ташкент, но с тем большей настоятельностью они требо­вали включения в состав Казакистана трех волостей Ташкентского уезда — Зенгиатинской, Булатовской и Ниазбекской. Если бы это требо­вание было полностью удовлетворено, то головные сооружения каналов Боз-су и Салара, питающих Ташкент, оказались бы на территории киргиз в то время, как нижние течения этих каналов проходили бы по терри­тории узбеков и в частности, в Ташкенте. Киргизский вариант привел бы также к тому, что Средне-Азиатская железная дорога в 17 верстах южнее Ташкента — у станции Каунчинской (Кауфманской) — была бы перерезана киргизским клином.

Временно и условно вопрос о Ташкентском районе решен путем компромисса. Временное же решение найдено и для других спорных во­просов—в частности, по Шураханскому уезду. Вопросы эти служат пред­метом детального изучения различных комиссий ЦИКа и будут разре­шены в окончательном виде высшими союзными учреждениями.

Как только прошла первая фаза размежевания, и были проведены границы—встал вопрос о национальных меньшинствах, конкретно речь идет о разрозненных узбекских островках на территории Казак-Киргизии. Таких островков 3: в районе города Туркестана, Чимкента и Аулиэ-Ата. Узбеки выдвигают вопрос об объединении всех этих чересполосных узбекских участков в единую автономную область в составе Казакистана. На тот же случай, если будет признано необходимым сохранить принцип единства территории, узбеки предлагают образовать три отдельные на­ционально-автономные области. Так же обстоит вопрос об узбекском этнографическом пятне в составе Кара-Киргизии в районе Оша. В по­добном же положении находится и вопрос в отношении Кенимехской во­лости, входящей в состав Узбекистана. Имеются и киргизские пятна в составе Узбекистана.

Несомненно, что эти требования национальных меньшинств, по про­верке их основательности, смогут быть удовлетворены — без всякого ущерба для государственного строительства тех республик и областей, в составе коих образуются небольшие национально-автономные админи­стративные районы.

Численность населения Средней Азии до размежевания составляла 8 131 062 жителя. За выходом из состава Средней Азии Туркестанской Киргизии с населением в 1 468 724 человека и Кара-Калпакии с населе­нием в 219 106 человек, население Средней Азии после национального размежевания определяется в 6 443 232 жителя.

По поводу этой цифры, как и, вообще, по поводу всех данных о численности населения, приводимых нами ниже, необходимо сказать следующее: состояние статистики Средней Азии — убийственное. Доста­точно сказать, что ни в Бухаре, ни в Хорезме переписи населения никогда не было. В Туркреспублике переписи бывали, но благодаря различным обстоятельствам, то одна, то другая область Туркреспублики переписи не подвергались. Вследствие этого вопросы численности насе­ления при размежевании приходилось сплошь и рядом решать не на основании обоснованных статистических данных, а путем соглашения заинтересованных сторон, а в некоторых случаях — и путем голосова­ния. Таким образом, цифры численности населения, приводимые нами, имеют условный характер. Тем не менее, нужно иметь в виду, что до новых переписей едва-ли какие-либо другие цифры могут претендовать на большую точность, нежели те, которыми руководствовался в своих окон­чательных решениях Средне-Азиатский Ликвидационный Комитет. Затем, необходимо сказать, что цифры, установленные специальной стати­стической комиссией комитета, имели огромное практическое значение, ибо именно руководствуясь ими, Средазликвидком производил раздел имущества и ценностей.

Население Средней Азии после размежевания распределилось следующим образом:

Страна абс. в %
Узбекистан 3 963 28548,7
Таджикистан793 5039,1
Кара-Киргизия714 6488,8
Спорные местности170 6822,1
Кара-Калпакия219 1062.7
Итого8 131 062100%

Из таблицы видно, что наибольшее население приходится на долю Узбекистана. Вместе с автономной областью Таджиков, Узбекистан включает 57,8 % всего населения Средней Азии. Население Туркмении со­ставляет 10,5%, а Кара-Киргизии — 8,8%. Что касается спорных местно­стей, то здесь речь идет о тех районах, судьба которых еще только должна быть решена ЦИКом СССР.

Чрезвычайно существенное значение имеет распределение населения на городское и сельское в каждом из новых государственных образова­ний. В результате реформы наиболее крупные города Средней Азии вошли в состав Узбекистана — таковы: Ташкент, Самарканд, Старая Бухара, Коканд, Фергана, Андижан, Наманган. Естественно, что наиболее благоприят­ные пропорции городского населения приходятся на долю именно Узбеки­стана. Здесь оно составляет 18,1% общей численности населения этой ре­спублики. В Туркмении и Казакистане, равно как и в Кара-Киргизии, про­порции менее благоприятны: они колеблются между 9,5% и 10,9%. В Кара-­Калпакии городское население соста­вляет всего только 6,3%, а в Таджики­стане— и того меньше — 3,3%.

Во всей Средней Азии город­ское население составляет 13,2%, а сельское — 86,8%.

Применительно к национально-политическому значению новых государственных образований, численности населения и удельному весу их в экономической и политической жизни Союза — политическое устрой­ство их определилось следующим образом. Узбекистан и Туркменистан представляют собою союзные республики, Таджикистан автономную рес­публику, входящую в состав Узбекистана, Кара-Киргизия автономную область, входящую в состав РСФСР. Туркестанская Киргизия включена в состав Казакистана, Кара-Калпакия представляет собою автономную область в составе Казакистана.

Каков же народно-хозяйственный облик каждой из новых республик и областей?

Основой экономики Средней Азии является сельское хозяйство. Поэтому наиболее показательными в интересующем нас вопросе будут данные о распределении дохода от сельского хозяйства Средней Азии по отдельным республикам и областям.

В 1923—1924 году валовой доход от сельского хозяйства Средней Азии определяется в 454 738 тыс. руб. Между отдельными республиками и областями сумма эта распределяется следующим образом:

в тыс. руб. в %
Узбекистан 316 915 69,7
Таджикистан 20 406 4.5
Туркменистан 28 220 6,2
Кара-Киргизия 30 525 6,7
Казакистан 49 587 10,9
Кара-Калпакия 9.085 2,0
Итого454 738100%

Из таблицы видно, что на долю Узбекистана приходится 69,7% от общего итога валового дохода по сельскому хозяйству. Если же прибавить еще цифру по Таджикистану, то окажется, что на долю Узбекской республики приходится 74,2% от итога, валового дохода сельского хозяйства Средней Азии.

Превалирующая роль Узбекистана в сельском хозяйстве Средней Азии объясняется, прежде всего, тем, что именно в этой республике находится подавляющая часть хлопковых площа­дей. В 1924 году в Средней Азии было под хлопком — если считать площадь, культивируемую хлопковыми товариществами — 347 тыс. дес. Из этого ко­личества в Узбекистане находилось 237 тыс. дес., т.е. 67,6% всей хлопко­вой площади. В Туркмении было 13,6% хлопковой площади, а в Кара-Киргизии — 3,8%. Остальная хлопковая пло­щадь приходится на районы, отходящие по размежеванию от Средней Азии, а также и на районы остающиеся пока еще спорными.

Первое место занимает Узбекистан и в отношении площадей под зернозлаками. По данным текущей статистики, в Средней Азии было засеяно зернозлаками в 1924 году 2.468 тыс. дес. Из этого количества находилось в Узбекистане 1005 тыс. дес., а в Таджикистане — 628 тыс. дес. Таким образом, в Узбекской республике в целом было 66,2% от общей площади под зернозлаками. В Туркмении же было 5,9%, а в Кара-Киргизии — 8,6%

Большие площади под хлебом имеются в Туркестанской Киргизии, причем необходимо отметить, что так как население в Туркестанской Киргизии очень редкое, область эта дает большие излишки хлеба. Почти половина всей потребности Средней Азии в покупном хлебе удовлетво­ряется за счет заготовок хлеба в киргизском районе. Обстоятельство это заставляет ставить вопрос об единстве регулирования хлебного рынка на всей территории прежней Средней Азии, т.е. со включением в нее и района Туркестанской Киргизии. Это тем более необходимо, что речь идет о снабжении хлебом хлопковых районов Средней Азии, для которых обеспечение хлебом есть основное условие спокойного занятия хлоп­ководством.

Сады и виноградники, точно так же расположены, главным образом, на территории Узбекистана. В 1924 году садами и виноградниками было занято в Средней Азии 75.651 дес. Из этого количества на долю Узбекистана приходилось 62,4% и на долю Таджикистана 11,1%, а всего по Узбекской республике 73,5%. В Туркмении имеется 13,5% от общей площади садов и виноградников, в Кара-Киргизии — всего только 1.9%.

Первое место занимает Узбекистан и в отношении шелковой про­дукции. Здесь на его долю в 1924 году пришлось 95,3%.

Но зато иначе складывается картина в отношении скотоводства и, следовательно, в отношении функции Средней Азии, как базы живот­ного сырья для Союза. Узбекистан является, по преимуществу, страной земледельческой. Наиболее же ярко выраженным скотоводческим райо­ном является Туркестанская Киргизия. Сравнительно много скота имеется также в Кара-Киргизии и в Туркмении. Вследствие этого заготовки шерсти, кожевенного сырья и кишок будут происходить, глав­ным образом, на территории Казакистана, значительными будут заготовки также на территории Кара-Киркизии и Туркмении, Узбекистан же в смысле заготовок животного сырья будет играть выдающуюся роль только в от­ношении заготовок каракуля. Каракулевые стада в большей своей части находятся на территории бывшей Бухары, а она отошла, главным образом, к Узбекистану.

Распределение скота между республиками и областями Средней Азии представляется в следующим виде:

тыс. голов в %
Казакистан 5 845 42,9
Узбекистан 2 589 19
Кара-Киргизия 1 881 13,8
Туркменистан 1 701 12,5
Таджикистан 962 7,1
Кара-Калпакия 381 2,8
Спорные районы 269 1,9
Итого13690100%

В среднем на одно хозяйство в Киргизии и Кара-Калпакии при­ходится 22,3 головы скота. Между тем, в Узбекистане на одно хозяйство приходится всего только 4 головы скота. Промежуточное положение занимают: Кара-Киргизия, в которой на одно хозяйство приходится 14,6 голов скота, и Туркменистан—с 10,2 голов скота на одно хозяйство.

Промышленность в Средней Азии играет гораздо меньшую роль нежели сельское хозяйство. Так в 1924 году в «национальном доходе» Средней Азии промышленность соста­вила всего только 15,1% — остальное пришлось на долю сельского хозяйства. В промышленности Средней Азии глав­ную роль играет промышленность хлоп­коочистительная. Поскольку большая часть хлопковых площадей приходится на долю Узбекистана, и хлопкоочисти­тельная промышленность точно так же в большей своей части отойдет к этой республике. Из общего количества 132 хлопкоочистительных заводов — дей­ствующих и бездействующих — находя­щихся на территории Средней Азии, на территории Узбекистана находится 110 заводов, т.е. около 83%.

Иначе обстоит дело с топливной промышленностью. В Средней Азии добывается уголь и нефть, ведутся также и дровяные разработки. В мир­ное время в Средней Азии добывалось свыше 12 мил. пуд. угля. Однако, за время войны и революции угольная про­мышленность Средней Азии пришла в упадок, и в настоящее время угля добывается в Средней Азии менее 5 мил. пуд. Угольные копи находятся на территории Узбекистана и Кара-Киргизии, при чем более мощные угольные пласты находятся в этой последней. Многие шахты и в Узбе­кистане, и в Кара-Киргизии не работают. Из работающих же копей Сюлюкта отошла к Узбекистану, а Кызыл-Кия — к Кара-Киргизии.

Нефтяные месторождения распределились таким образом, что про­мыслы Санто и Чимион отошли к Узбекистану, а промыслы на острове Челекен — к Туркмении.

Наконец, дровяные — саксауловые — разработки отошли к Каза­хстану, если не считать больших массивов саксаула, имеющихся на территории Туркменистана, но не подвергающихся еще покамест разработке.

Все виды топливной промышленности до национального размеже­вания были объединены в одном предприятии — „Турктоптресте“. Общая стоимость этого предприятия — 6 114 тыс. руб. Из этой суммы в процессе размежевания отошло к Узбекистану 3 085 тыс. руб., к Туркмени­стану — 1.156 тыс. руб., к Кара-Киргизии — 1 317 тыс. руб. и к Казакистану — 456 тыс. руб. Доли прочих республик выражаются незначитель­ными цифрами.

Железнодорожная сеть распределяется таким образом, что наи­большая длина ее приходится на Узбекистан. Так, в этой республике протяжение железнодорожных путей составляет 1 843 версты. Большую железнодорожную сеть имеет также и Туркменистан — 1 364 версты. Однако, в Туркмении железная дорога проходит по экономически менее развитым районам. Вследствие этого в 1914 году по той части сети, которая пролегает на территории нынешнего Узбекистана, было пере­везено грузов 109 678 тыс. пуд., между тем как по железным дорогам нынешнего Туркменистана было перевезено всего только 27 666 тыс. пуд. К Казак-Киргизии отошло 983 версты железнодорожных путей, при чем и в Казак-Киргизии железнодорожное движение мало оживленное — это видно из того, что в 1914 году по дорогам нынешнего Казакистана было пере­везено всего 16 832 тыс. пуд. груза. Наконец, к Кара-Киргизии отошли только примерно 50 верст железнодорожного пути.

После сказанного выше о преобладающей роли Узбекистана в эко­номике Средней Азии, будет понятна и та неравномерность, какая имеется в распределении госдоходов и госрасходов по новым республи­кам и областям. Бюджет Узбекистана на первый год его существования составлен в сумме 18.5 мил. руб., Таджикистана—1,5 мил руб., Турк­мении — 5,5 мил. руб., Кара-Киргизии—2,5. мил. руб.

Приведем еще некоторые данные о деятельности банков по новым республикам и областям. На 1-е апреля 1925 года сеть среднеазиатских кредитных учреждений насчитывала 55 филиалов. Из них находилось в Узбекистане 34 филиала, в Туркменистане — 10, в Кара-Киргизии — 3, в Казакистане — 7 и в Москве — 1 (отделение Средне-Азиатского Ком­мерческого банка).

Между новыми республиками и областями кредитование в апреле— июле месяце 1925 года по кредитному плану распределяется таким образом, что на долю Узбекистана приходится 81,1%, Туркменистана — 12%, Кара-Киргизии — 1,3%. В отношении банковского обслуживания Туркестанская Киргизия, ныне отошедшая к Казасистану, точно также обслуживается Средне-Азиатской кредитной системой. При этом доля кредитования, приходящаяся на Туркестанскую Киргизию, составляет 5%.

Таким образом, народно-хозяйственный облик каждой из новых республик и областей очерчивается в достаточной степени ясно. Узбе­кистан— по преимуществу, земледельческая республика. В нем сосредо­точена преобладающая часть хлопковых площадей. В нем же основная масса площадей под зернозлаками, а также садами и виноградниками. Производство шелка точно так же почти целиком отошло к Узбекистану. Наряду с этим Узбекистан будет иметь наиболее развитую в Средней Азии торговлю. В этой республике находится 67% всего городского населения Средней Азии. В Ташкенте, входящем в состав Узбекистана» находятся среднеазиатские конторы союзных трестов, синдикатов, и банков, а также правления среднеазиатских банков.

Характеристика Таджикистана, входящего в состав Узбекской Республики, иная. Эта область в настоящее время совершенно лишена удобных путей сообщения. Вследствие отрезанности ее от других районов Средней Азии, Таджикская республика стала ареной басмачества, и вовле­чение ее в общий кругооборот союзной экономики было до сих пор мини­мальным. Но зато потенциальные возможности Таджикистана огромны. Здесь имеются налицо большие площади плодородной земли, которые могут быть использованы и под хлопок, и под злаки. В горах Таджики­стана много ископаемых. Обширные пастбища обеспечивают успех ско­товодства. В настоящее время экономическая работа в Таджикистане усиливается. Летом нынешнего года будет восстановлена железная дорога Самсоново — Термез, которая будет в значительной степени содейство­вать включению Таджикистана в общую хозяйственную жизнь Средней Азии. Этим же летом будут произведены работы на Аму-Дарье, которые сделают эту реку в верхнем плесе судоходной в течение 8 месяцев в году. Сейчас в Таджикистане открываются первые отделения союзных трестов и первые банковские филиалы.

Туркмения является областью земледельчески-скотоводческой. Имея население в 850 тыс. душ, из коих более 10% живет в городах, распо­лагая хлопковыми площадями, и в то же время прекрасными пастбищами, имея в своем составе нефтяные месторождения и саксауловые заросли— Туркменистан, несомненно, разовьет в ближайшее время свои богатые производительные силы. Сейчас Туркменистан ставит перед собой основной задачей отвоевание земли у песков и орошение ее водою из Аму-Дарьи. После того как соответственные ирригационные проекты будут осуществлены, десятки тысяч десятин земли превратятся из пустыни в цветущий оазис, который будет давать Союзу белое золото — хлопок.

Что касается Кара-Киргизии, то в ней скотоводческое хозяйство будет иметь большее значение, нежели земледелие, хотя в отношении снабжения Средней Азии хлебом роль Кара-Киргизии довольно значи­тельна. При населении в 715 тыс. человек, Кара-Киргизия имеет сла­бо развитое городское население — оно составляет всего только 6%. Зато скота в Кара-Киргизии много, и область эта в качестве постав­щицы мясного скота и животного сырья — шерсти, кож и кишок — бу­дет иметь большое значение в общей экономике Средней Азии.

Остальные 2 района—Туркестанская Киргизия и Кара-Калпакия— ныне вышедшие из состава Средней Азии, по типу их хозяйственной жизни в значительной степени приближаются к типу Кирреспублики, в состав которой они и включены. Это области по преимуществу скотоводческие.

Все итоги размежевания государственного имущества Средней Азии имеют пока предварительный характер. Они подлежат еще уточ­нению по мере составления окончательных ликвидационных баллансов соответственных предприятий.

Общая стоимость государственного имущества, подвергшегося раз­межеванию, выразилась в сумме 75,3 мил. руб. Туркреспублика вошла в размежевание вкладом в 46,5 мил. руб., Бухара — вкладом в 26,4 милл. руб., Хорезм — в 2,4 мил. руб., причем характер вкладов каждой из республик был существенно отличным.

Общая государственная имущественная масса, стоимостью в 75,3 мил. руб., распределилась между новыми республиками и областями следующим образом:

в мил. руб. в %
Узбекистан 45,8 60,8
Таджикистан 7,0 9,3
Тиркменистан 10,4 13,8
Кара-Киргизия 3,6 4,7
Казакистан 6,2 8,2
Кара-Калпакия 0,8 1,0
Спорные районы 1,5 2,2
Итого 75,3 100%

Из таблицы видно, что в результате размежевания большая часть государственного имущества досталась Узбекской республике. Это объясняется как численностью населения Узбекистана, так и тем, что на территории Узбекской республики находилась и раньше большая часть недвижимого имущества (фабрик и заводов).

Этим же объясняется и то, что в Узбекистане на одну душу насе­ления раздел дал 13 руб., в Туркменистане тоже 13 руб, в Кара- Киргизии— 5 руб., в Казакистане же только—4 руб.

Не все государственные предприятия и учреждения были поде­лены в процессе размежевания. Средне-Азиатский Государственный Университет, Метеорологический Институт, Пастеровская Станция, Бактериологический Институт, Государственная Библиотека в Таш­кенте и ряд других учреждений, призванных обслуживать все среднеазиатские республики и области, сохранились, как учреждения, имеющие краевое значение. В смысле общего руководства они отданы в ведение Средне-Азиатского Экономбюро при уполномоч. СТО, в админи­стративно же хозяйственном отношении эти учреждения подчиняются соответственным наркоматам Узбекистана.

Не были поделены также и два государственных фонда: иррига­ционный и кооперативный. Ирригационный фонд в ближайшее время будет доведен до 2 мил. руб. Этот фонд находится в ведении Средне­Азиатского Ирригационного Комитета, при чем средства расходуются на выдачу ссуд мелиоративным товариществам всех республик и обла­стей, в зависимости от обстоятельств. Кооперативный фонд составляет сумму в 700 тыс. руб. Деньги из этого фонда розданы различным ко­оперативным организациям, но они должны вернуться в единый средне­азиатский кооперативный фонд.

За указанными изъятиями все остальное государственное имуще­ство подверглось размежеванию. Однако, это не значит, что все госу­дарственное имущество было поделено в натуре. Значительная часть имущества легла в основание ряда акционерных обществ, участниками коих являются либо все среднеазиатские республики и области, либо некоторые из них.

Акционированию подверглось раньше всего хлопковое дело. До размежевания было три хлопковых товарищества: Русско-Туркестан­ское, Русско-Бухарское и Русско-Хорезмское. В процессе размежева­ния эти товарищества были ликвидированы и на их месте создались два новых товарищества: Русско-Узбекское и Русско-Туркменское.

Весь капитал обоих хлопковых товариществ составляет 68,3 мил. руб. В оба эти товарищества входит весьма сильным пайщиком Глав­ный Хлопковый Комитет. Сила его определяется тем, что из общей суммы капитала в 68,3 мил. руб. на долю Главхлопкома прихо­дится 50 мил. руб., доля же среднеазиатских республик выражается 18-ю милл. руб.

Русско-Узбекское хлопковое товарищество обслуживает не только территорию Узбекистана, но и хлопковые площади, находящиеся на территории Казакистана, Кара-Калпакии и Кара-Киргизии.

Хлопковое дело в Средней Азии требует единства руководства. Это в одинаковой степени относится как к политике цен, так и к системе раздачи задатков, к установлению взаимоотношений с коопе­рацией и к проведению финансирования кампании, к осуществлению строительства и к проведению ряда мер, направленных на поднятие декханского хозяйства. Как мы видели, в формально-организационом отношении единства в руководстве хлопковым делом нет, ибо образо­вано два акционерных товарищества. Однако, благодаря тому, что в каждом из этих товариществ решающую роль играет Главхлопком, ко­торому принадлежит свыше 70% акций в каждом из этих обществ — единство хлопковой политики в Средней Азии обеспечено.

Акционированным осталось также и хлебное дело. Снабжение Сред­ней Азии хлебом является задачей первостепенной важности. В дово­енное время в Среднюю Азию ввозилось ежегодно 12—13 мил. пудов хлеба, из коих 5 мил. пуд. ввозилось мукой; таким образом, в зерне ввозилось около 8 мил. пуд. хлеба. Только благодаря обеспечению Средней Азии завозным хлебом могло спокойно развиваться хлопко­водство. Перерыв в снабжении Средней Азии хлебом в первые годы революции был одной из ближайших причин быстрого сокращения хлопковых площадей и низведения их до 10% довоенной площади.

В виду этих соображений и образовано было единое хлебное акционерное общество — Средазхлеб, на которое возложена заготовка хлеба в Средней Азии. Из этого общества вышла Туркестанская Кир­гизия. Соответственная доля средств ей была выделена. Однако, так-как на территории Туркестанской Киргизии заготовляется почти 45% всего хлеба Средней Азии пришлось эту территорию, в отношениях хлебных заготовок, включить в состав среднеазиатского объединения, и общее руководство хлебным рынком отдать среднеазиатскому Экономбюро при уполном. СТО.

Акционированию были подвергнуты также два крупных местных предприятия: Туршелк и Турквино. Здесь акциониронание было приме­нено потому, что большая часть шелковой продукции, как и подавляющая часть виноградников, находится на территории Узбекистана. В виду этого представлялось нецелесообразным создавать самостоятельные аппараты для управления соответственными отраслями хозяйства в про­чих республиках и областях.

В качестве среднеазиатских акционерных обществ сохранились также два местных банка: Среднеазиатский Коммерческий и Средне­азиатский Сельско-Хозяйственный. Но зато в результате размежевания была создана известная автономия для банков каждого из новых средне­азиатских государственных образований. Так, отделение каждого из бан­ков, находящееся в главном городе республики или области, получило право общего оперативного руководства деятельностью всех филиалов соответственного банка на данной территории.

Наконец, сохранено единое Управление Водного Хозяйства. Иррига­ция больше, нежели какая-либо другая отрасль хозяйства, требует единства общего руководства. Реки Средней Азии образуют три главных систе­мы: Аму-Дарью, Сыр-Дарью и Чу-Балхашскую систему. Аму-Дарья, со включением Зеравшана, орошает Узбекистан и Туркменистан. Сыр-Дарья орошает Узбекистан и Казакистан. Чу-Балхашская система орошает Кара-Киргизию и Казакистан. Таким образом, ирригационная проблема в Средней Азии переростает национальные границы и требует согласован­ной работы республик над общим их достоянием — водою далеких гор.

В виду этого, общее руководство ирригационным делом в Средней Азии возложено на специальный орган Совета Труда и Обороны — Средне-Азиатский Водхоз. Этот орган ведет строительные и изыскатель­ные работы. Эксплоатация же оросительных систем возложена на на­циональные водхозы. Систематическое согласование водных интересов республик и областей возложено на Ирригационный Совет при Средазводхозе, состоящий из представителей всех республик и областей.

Размежеванию подвергались также государственная торговля. Теперь в каждой из республик и областей создана своя национальная государ­ственно-торговая организация, призванная заниматься распространением продукции промышленности. При этом в Узбекской республике действует Узбекторг, обслуживающий также и Таджикистан.

Размежевание государственной торговли, несмотря на то, что ре­форма эта проведена лишь недавно, уже успело дать благоприятные результаты. Приближение торгующих органов к населению, ограниче­ние территории их работы и усиление их средств за счет фондов республик улучшили торговое обслуживание республик и областей.

Применительно к национальному размежеванию перестроилась также и кооперация как потребительская, так и сельско-хозяйственная. В каждой из республик и областей сейчас действуют свои кооперативные центры. В то же время в Ташкенте работает Средне-Азиатская Контора Центросоюза, которая оперативно и идеологически до известной степени объединяет работу национальных кооперативных организаций.

Каковы же национально-политические и экономические итоги раз­межевания Средней Азии?

Важнейшим итогом является прекращение существования Бухары и Хорезма, бывшими со времени русского завоевания ублюдочными госу­дарственными образованиями, и возникновение на территории Средней Азии четырех новых республик и областей, построенных по национальному признаку. В то же время размежевание повело к тому, что туркестан­ские киргизы объединились с Кирреспубликой в одно целое, и что род­ственные им кара-калпаки получили политическое устройство, в виде автономной области, входящей в состав той же Кирреспублики. Несом­ненно, что размежевание поведет к ослаблению национальных противо­речий, имеющих в Средней Азии многовековую давность.

Основной пружиной национальной вражды в Средней Азии уже давно является стремление овладеть возделанной культурной землей. Узбеки осели раньше других тюрко-монгольских народностей. У киргиз процесс оседа­ния начался много позже — в массовом масштабе лишь со второй поло­вины XIX века. Садясь на землю, киргизы теснили узбеков, причем из-за земли, а главное из-за воды между ними шла глухая и открытая национальная вражда.

Также обстояло дело и во взаимоотношениях туркмен и узбеков. Изве­стна туркменская поговорка недавнего прошлого: „бог даст узбекам, а узбеки нам“. Эта поговорка сложилась на почве постоянных набегов туркмен-кочевников на узбекские культурные оазисы. Когда же турк­мены с конца XIX века тоже стали переходить к земледельческому труду, то узбеки, уже сидевшие в головах арыков, обыкновенно, гово­рили — «много воды не давай туркмену, ибо станет он сыт и завоюет тебя; мало воды тоже не давай ему, ибо он от озлобления опустошит твои поля; давай туркмену воды ни много и ни мало, так чтобы он всегда нуждался в тебе». Эта борьба из-за воды окрашивала собой взаи­моотношения между узбеками и туркменами. Так, оседлые туркмены,— а они живут в низовьях каналов — считают, что чистка арыков не их дело, а дело узбеков.

Сейчас каждое из вновь образовавшихся государств получает серьезную экономическую базу для развития своих производительных сил. Вопросы водопользования разрешаются теперь не в порядке войн и набегов и не путем взяток, дававшихся довоенным чиновникам, а на началах согласования, через совет представителей республик и об­ластей при Средне-Азиатском Водхозе. Переход к земледельческим фор­мам хозяйства будет развиваться теперь интенсивнее — благодаря си­стеме землеустроительных мер и расширению культурных площадей средствами новой ирригации. Родовой быт станет изживаться быстрее. Местные силы, втягивающиеся в государственную работу, немало по­содействуют внесению начала организованной государственности туда, где еще сейчас царят неоформленные и примитивные племенные связи с соответственным антуражем бытовых и традиционных представлений.

Особенно важным представляется политическое оформление турк­мен и таджиков. Туркмены жили разрозненными клочками в пяти госу­дарствах. Теперь туркмены Закаспийской области, Бухары и Хорезма объединены в одно государство, к голосу которого будут прислушиваться туркмены, живущие в Персии и Афганистане. Таджики получили орга­низацию в виде автономной республики. Республика эта вошла в состав Узбекской Республики, ибо хотя таджики и узбеки являются народами двух различных этнографических корней — иранского и тюрко-монголь­ского, но многовековое сожительство сблизило формы хозяйственной жизни и быт этих двух народов.

Размежевание приблизило экономические органы к населению. В то же время оно вовлекло в оборот сравнительно крупные средства, заключавшиеся в металлах и драгоценностях и остававшиеся до сих пор для народного хозяйства бесполезными.

Однако, национальное размежевание не следует понимать в том смысле, что оно должно повести к ослаблению экономических связей между средне-азиатскими республиками и между всеми ими и Союзом. Вода, хлопок, хлеб, ввоз товаров, заготовка сырья, пути сооб­щения и средства связи, банки, шелк, вино, — все это отрасли хозяйства, которые в той или иной форме требуют согласования экономических мероприятий различных республик и приведения в соответствие интере­сов Средней Азии в целом с интересами Союза. Организационно эта экономическая связь между республиками оформилась в виде Средне­азиатского Экономбюро при уполномоченном Совета Труда и Обороны, а самый этот институт призван содействовать укреплению связей между средне-азиатскими республиками и областями и всем Союзом.

Если вы нашли ошибку, фактическую или орфографическую, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Enter+Ctrl.

26 ноября, 2019

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: